Лента новостей
Анонсы
Время публикации: 23/07/19 17:02

Бессарабия: через три четверти века после войны итальянка нашла место упокоения своего отца

Удивительная вещь – память… Она сопровождает человека на всем его жизненном пути, наставляет, упреждает от ошибок, подсказывает и в редких, очень редких случаях, не отпускает. Не отпускает до тех пор, пока не выправит человек свою ошибку или не отдаст долг – сыновий, отцовский, дружеский. В последнем случае, как мы понимаем, неотступная память действует в деликатном партнерстве с моральными устоями человека, с его совестью. Ибо иначе никак не объяснить некоторых вещей, наблюдать которые иной раз мы имеем скромное счастье. Такие нечастые случаи вдохновляют нас и незримо обращают к глубинам собственных душ.

Вот об одном таком случае я хочу рассказать нашим читателям. Как-то субботним вечером этого месяца мне позвонила моя хорошая знакомая, руководитель общественной организации «Агрикола» Наталья Гориап, которая в тот момент находилась с супругом в Рени. Она сообщила, что в город приехала семья итальянцев, среди которых женщина по имени Кьяра ДʹАванзо, 1935 года рождения, она ищет место захоронения своего отца. Отец ее Дженнаро ДʹАванзо скончался в Рени в приемно-пересыльном лагере №38 НКВД СССР.

Информация эта меня очень заинтересовала (столько времени прошло после войны – три четверти века!), и наутро я была уже в Рени. Помочь семье мы пригласили специалиста по охране культурного наследия центральной библиотечной системы Ренийского райсовета Владимира Никулу и местного краеведа Михаила Салабаша.

Когда мы встретились с иностранными гостями, то выяснилось, что вместе с Кьярой в Рени приехал ее сын Дженнаро Скотти с супругой и тещей. Именно сын, названный Дженнаро в честь дедушки, преподнес матери такой подарок – поездку к месту, где хранится прах ее отца, которого она, кстати, совершенно не помнит, а только бережно хранит его единственное фото.

Как же узнала дочь о том, где умер и захоронен ее отец? В детстве Кьяра жила с родителями в Италии в провинции Авеллино региона Кампания. Отец ее Дженнаро ДʹАванзо был зачислен в армию «чернорубашечников» накануне Второй мировой войны. Дочери его тогда было около трех лет, потому в памяти своей она его образ не сохранила. Во время войны в Сербии мужчина попал в плен, некоторое время находился в нацистском лагере Бор, а оттуда был переведен русской армией в Рени, где в январе 1945 года умер от туберкулеза.

Эту печальную историю поведал семье друг заключенного Эмилио Брунетта из итальянского города Виченца. Мужчина также был в этом лагере, но ему посчастливилось вернуться оттуда живым. В месте заключения с отцом Кьяры он жил в одной палате. Он написал семье небольшое письмо следующего содержания:

«Дорогая семья ДʹАванзо! Я бывший заключенный русского лагеря, несколько дней назад, к счастью, вернулся на родину.

С глубокой скорбью я должен сообщить вам печальное сообщение о том, что в моей палате, в больнице для военнопленных, в маленьком городке Рени (Бессарабия) умер мой друг ДʹАванзо Дженнаро ди Джованни, 1915 года рождения, район Авеллино. Умер он 31 января 1945 года от туберкулеза легких. Я понимаю, что эта новость глубоко огорчит вас, но долг и обещание требуют от меня сделать так, чтобы вы узнали об этом.

19 декабря в приходской церкви Сан-Марко в Виченце я организую мессу по дорогому Дженнаро и многим другим товарищам, умершим в плену. Пожалуйста, примите мои самые искренние слова утешения. Молитесь за него, будьте мужественными.

Эмилио Брунетта, Виа Фиуме Баттиста, Вико N 46, Виченца. 4 декабря 1945 года».

Это коротенькое письмецо мама впоследствии передала дочери Кьяре. Посетить место захоронения мужа у нее не было возможности – семья жила очень скромно. Дочь долгие годы мечтала побывать на месте, где ее родной отец провел свои последние дни. Но когда умер ее муж, то пришлось и вовсе задвинуть это письмо в дальний ящик. И вот теперь ее сын Дженнаро смог подарить матери такую возможность.

Но надо сказать, что Дженнаро Скотти не стал полагаться на случай в поисках могилы дедушки, а сделал запрос в Министерство обороны Италии, откуда получил ответ, что Дженнаро ДʹАванзо, родившийся 27 сентября 1915 г., скончался в Рени в приемно-пересыльном лагере №38 НКВД СССР. К слову, согласно сведений Министерства обороны Италии, в этом лагере скончались 673 гражданина Италии. Имея эту информацию, семья отправилась в дорогу.

Встретившись в центре Рени, мы воскресным утром отправились к месту, где с сентября 1944 по декабрь 1947 года размещался приемно-пересыльный лагерь №38 НКВД СССР. За указанный период через него прошли порядка 4 тысяч военнопленных из одиннадцати стран Европы, воевавших на стороне нацистской Германии. Известно, что весной 1945 года в лагере одна за другой произошли две вспышки брюшного тифа, в результате которых скончались 1714 человек. Известно, что опасный недуг в Рени завезли больные заключенные, транспортированные из румынского города Калафат. Список этих заключенных имеется на сайте Ренийского горсовета. Умершие от тифа были захоронены в пять братских могил, на месте четырех из них сейчас находится солнечная электростанция.

В 2008 году на месте бывшего лагеря был установлен памятник. Во время строительства СЭС он был перенесен метров на сто в сторону. К нему и подошли Кьяра с сыном Дженнаро, здесь они поклонились праху отца и деда, зажгли в память о нем свечу. Женщина, всю свою жизнь мечтавшая побывать здесь, едва сдерживала слезы. «Теперь я могу спокойно умереть», - сказала она. Дженнаро, также сильно волновался, но старался не проявлять своих эмоций.

К сожалению, имени Дженнаро ДʹАванзо не оказалось в списке заключенных, принесенном с собой Владимиром Никулой (он выступил и переводчиком с итальянского). Но это и не удивительно – мужчина скончался не от брюшного тифа, а от туберкулеза. А это уже другой список и другое захоронение. Списка этого в Рени, к сожалению, нет. Собственно, и места захоронения других военнопленных, скончавшихся с 1944 по 1947 годы в лагере, также неизвестны. Ясно только одно – располагались могилы где-то недалеко от лагеря. Таких захороненных, по имеющейся информации, было 226 человек.

После этого мы вместе отправились на старое городское кладбище, где в середине 90-х годов прошлого столетия был установлен памятник умершим иностранным заключенным лагеря №38. Инициатором тогда выступил профессор Туринского университета Феличе Тальенто (Италия), чей дядя Джузеппе Албанезе также скончался от тифа в этом лагере. Кьяра и Дженнаро были тронуты тем, что память о заключенных лагеря жители Рени хранили. Этот момент, судя по всему, утешил женщину, ей стало спокойно от того, что память о несчастных не была стерта в лица земли.

Растроганные и уставшие после поездки гости решили зайти в ресторанчик. Неожиданно приятным моментом для всех стало то, что встретиться с ними пожелал мэр Рени Игорь Плехов, который как хозяин города угостил путешественников. Общение получилось теплым и радостным. Прощались все уже как близкие люди. Наверное, так оно и есть: уважение к прошлому и к памяти о наших предках сближает людей, независимо от национальности и гражданства.

Через две недели, когда семья вернулась домой, то Дженнаро отправил нам копию того самого старенького, полуистлевшего письма, с которого все и началось…

Автор: Снежана Стрепетова

Тэги: Рени итальянка письмо могила отец Вторая мировая война Дженнаро ДʹАванзо


Поделиться: 
Реклама

® 2019