Лента новостей
Анонсы
Время публикации: 08/11/19 08:02

Дорога к храму. Как восстанавливали церковь в Криничном

Криничное для гостей открывается взгляду сверху. Вокруг – типичный бессарабский ландшафт: змейка дорожной пыли, пожухлая трава вдоль обочин, бескрайние поля, расчерченные лесопосадками, летом – стрёкот цикад в степном разнотравье, погруженные в дремоту виноградники. А в довершение  картины – горьковатый, сухой, едва уловимый аромат осени…

Некогда приютившая болгар-переселенцев широкая долина речки Карасулак тянется с севера на юг, словно гигантский желоб, по внутренним сторонам которого в том же направлении вытянулись длинные улицы с аккуратными добротными домами, утопающими в приусадебной зелени. И вот отсюда, снизу, особенно эффектно выглядит венчающая эту панораму Свято-Дмитриевская церковь. Возвышаясь на восточной стороне села, она напоминает своей монументальностью не просто крупный храм, – собор, настолько удачно найдены ее пропорции, так величаво царит и парит она над округой.

Трудно поверить, но эта сельская святыня – не что иное, как аутентичный, восстановленный во всех деталях новодел, покоящийся на старом фундаменте и части стен, оставшихся от церкви после того, как в 1986 году ее взорвали, во что поверить еще труднее. Вроде бы лихие богоборческие 60-е в Бессарабии уже миновали, близилось 1000-летие Крещения Руси, набирала обороты перестройка с ее новой системой ценностей, а вот надо же было такому случиться – взорвали! Как водится, власть все сделала руками военных. Говорят, выполнение приказа оказалось для них роковым: спустя время эти десантники погибли в результате крушения самолета. Факт сейчас подтвердить сложно, а если он и был, то, конечно же, имело место случайное печальное совпадение, а не отмщение свыше, в которое хочется верить обиженным людям. Но верят. Видимо, такие раны в народном сознании не заживают.

В печати все чаще появляется информация о стремлении жителей наших сел восстанавливать порушенные или, где это нужно, приводить в порядок существующие храмы. Так, издания Бессарабского медиахолдинга писали об инициативной группе села Матроска Измаильского района, которая намерена возродить свою церковь за счет пожертвований сельчан, одновременно пытаясь опереться на возможности состоятельных меценатов. О желании отстроить снесенный в перестроечные времена храм заявили и жители Каракурта Болградского района – там расчищена площадь, где он когда-то стоял.

Архитектурные особенности, история закладки и строительства, судьбы бессарабских культовых сооружений – тема, неослабный интерес к которой подпитывается спецификой массовой психологии. Рискнем заметить, что убежденная, осознанная, выстраданная религиозность – удел немногих. Нашему населению, если честно, больше свойственна тяга к традициям. Но тяга эта сильная, неизбывная, подкрепленная вековым опытом жизнеустройства. Поэтому село без храма считается ущербным. А если храм к тому же был сокрушен принудительно, своеволием власти, в душах людей на долгие годы оседает глухой протест как реакция на попранные устои, поруганные святыни, униженное достоинство. Оттого мысль о восстановлении справедливости живет в поколениях до тех пор, пока не обретет, наконец, свое материальное воплощение в виде того же храма, возрожденного из небытия.

В последующих публикациях мы обязательно расскажем о других храмах нашего региона, а пока вернемся в Криничное, к настоятелю отцу Роману (Роману Черниенко), знающему и историю прихода, и людей, которые способствовали воскрешению Свято-Дмитриевской церкви.

Как свидетельствуют документы, первые сведения о храме в Криничном датируются 1826 годом. Это была церковь, построенная в честь святого Георгия. Она стояла в другом месте и просуществовала около ста лет. К 1918 году обветшала, отчего возник вопрос о возведении в Криничном нового храма.

Подготовительные работы были начаты в 1927 году. Основным идеологом строительства стал уроженец Криничного, депутат румынского парламента Харлампий Метанов, который затратил много усилий и личных средств для реализации проекта. Через десять лет храм был построен, а спустя год, в 1938-м, его освятили в честь преподобного Димитрия Басарбовского. Это болгарский святой, которого равно чтут как  в Болгарии, так и в Румынии. До сих пор мощи мученика находятся в кафедральном соборе Бухареста. Именно с переносом его мощей в Бухарест предание связывает прекращение вспышки чумы.

Действующим Свято-Дмитриевский храм был до 1962 года, потом его закрыли. Имущество было передано в болградский Спасо-Преображенский собор. От прежнего убранства и утвари мало что осталось, сохранились лишь несколько сбереженных людьми икон.

Решение криничанцев восстановить церковь окончательно созрело к 1996 году. В следующем году были расчищены руины, а еще через год к воссозданию утраченного подключился Иван Плачков, ныне известный как экс-министр энергетики Украины.

Предстоял очень сложный этап: кладка стен с включением уцелевших исконных фрагментов, повторением внешнего декора и т.д. Архивы не сбереглись, никаких чертежей, тем более обмерных, не было. Ситуацию спасли фотографии да сведения о размерах здания по высоте.

Плачков воспользовался услугами известного киевского архитектурного бюро, специалисты которого подготовили необходимую проектную документацию. Работа закипела. Надо сказать, Иван Васильевич с ныне покойной супругой Светланой Григорьевной как большие патриоты своей малой Родины сделали для храма очень много: с их помощью были восстановлены стены, купол, крыша, двери, часть окон.

Через десять лет после начала работ Свято-Дмитриевский храм обрел прежние очертания, и на фоне бессарабской культовой архитектуры, ориентированной на русский стиль с куполами-луковками, его византийский силуэт порадовал сердца болгар уникальным исключением, напомнив о давней преемственной связи их духовной культуры  с Царьградом.

В 2011 году семью Плачковых постигла череда трагических событий, ограничивших участие Ивана Васильевича в благотворительной деятельности. Эстафету воплощения мечты односельчан со свойственной ему целеустремленностью и напором подхватил Виктор Куртев. Именно его заботами и тщанием были проложены инженерные коммуникации, начаты и завершены полностью внутренние штукатурные работы, полы выстланы изящной керамикой, заменены несколько окон. В 2013 году храм уже встречал художников из Западной Украины, приглашенных для интерьерной росписи стен.

Как выглядит церковь сегодня? Службы идут, процесс воскрешения и преображения продолжается, а потому леса у стен, расписываемых художниками, еще не разобраны. Уже готова алтарная часть; благодаря спонсорскому содействию Виктора Куртева для иконостаса написаны 29 икон с использованием сусального золота.

Готовы просторные хоры для певчих, куда, зайдя в колокольню, можно подняться изнутри по крутой винтовой лестнице с надежными дубовыми ступенями и ажурными перилами. На всем, «во вкусе умной старины», лежит печать прочности и капитальной основательности.

Интерьер любого помещения в ходе отделочных работ производит не самое выигрышное впечатление. Это касается и храма. Но роскошь еще не законченной в нём росписи уже бросается в глаза, волнуя ожиданием блестящего результата. Строгий взгляд, возможно, отметит ее эклектичность: орнаментальная часть выполнена в византийской манере, сюжетные сцены – в духе так называемой академической живописи. Доминирование золота и бордово-красных тонов в колорите отдает некоторой перегруженностью. Тем не менее, роспись в целом великолепна. Ведь за основу изобразительного ряда взято лучшее из произведений Александра Иванова, Виктора Васнецова, его ученика Павла Пискарева и других выдающихся художников.

Храм расписывается как ветхозаветными, так и евангельскими сюжетами. Решение об обращении к академическому стилю было принято коллегиально в связи с тем, что болградский Спасо-Преображенский собор и измаильский Свято-Покровский кафедральный расписаны Павлом Пискаревым именно в духе академизма, хорошо воспринимаемого прихожанами.

А криничненский приход начинал расписывать  заслуженный художник Украины Сергей Швец, использовавший инновационные находки в технике письма, передаче стиля, индивидуализации образов.

На стенах Свято-Дмитриевской церкви ряд сюжетов представлен впервые, поскольку некоторые из них были намечены только в эскизах; это, в частности, «Троица» Васнецова, изображение которой проработал и воплотил художник. Так же случилось с иконой «Сошествие во ад», набросок которой 84 года пролежал в запасниках Третьяковской галереи, – ей была дана вторая жизнь.

Отец Роман подчеркивает, что помощь Виктора Куртева храму не ограничивается  его восстановлением; он намерен создать целый комплекс, необходимый селу, в который войдут трапезная, священнический дом и несколько служебных помещений воскресной школы. Людям этого хочется, а он умеет их слышать. Да и сам храм – отнюдь не единственный приоритет Куртева в селе.

При церкви с 2007 года действует хор, который занимает особое место в жизни криничанцев. В нем поют 70 человек, в том числе 40 детей, – впечатляющая цифра!  Даже в городе с большим населением собрать столько ребят для пения в церковном хоре было бы непросто. Этот хор «Чешма-Варуита» блистал на лучших сценах Украины – в Киевском и Одесском оперных театрах, его с радостью приглашают в различные города и страны. Духовно-творческий коллектив, созданный и руководимый по сей день матушкой Ольгой (Ольгой Черниенко), является лауреатом многих всеукраинских и международных фестивалей, а в 2015 году даже удостоился звания «народного». Не так давно при поддержке общественной организации «Центр развития Бессарабии», основанной Виктором Куртевым, хор успешно выступил на международном фестивале в Вене.

Благотворительность Виктора Куртева требует весьма и весьма значительных трат. Забота о храме родового гнезда – не единственный пример его обескураживающе многочисленных благодеяний. Но зачем? Для чего? В поисках ответа на эти вопросы адепты расчетливого практицизма становятся в тупик. Дело в том, что набожность была бы слишком простым, слишком поверхностным объяснением социально-поведенческой модели Куртева – современного специалиста в области теоретической физики и энергетики. Для него, думается, Бог – не столько церковный фетиш, сколько  идея Мирового Разума, понятая как взаимосвязь фундаментальных физических  констант, управляющих Вселенной и не нуждающихся в нашем поклонении.

Разгадка благородной социальной мотивации этого неординарного человека – в глубинной, возможно, им самим до конца не осознаваемой инстинктивной потребности и способности творить добро: служить людям, отдавать, а не присваивать, расточать, а не копить, делиться, а не прихватывать и, таким образом, в конечном счёте, приумножать то лучшее, человечное, что есть в нем самом и в окружающей его действительности.

Автор: Алена Ходарченко, Николай Кривцов

Тэги: храм церковь православие архитектура иконопись художник меценат ВикторКуртев ЦенртразвитияБессарабии


Поделиться: 
Реклама

® 2019