Лента новостей
Анонсы
Время публикации: 23/11/19 12:12

Памяти жертв Голодомора. Послевоенный голод в Бессарабии

Бессарабия, избежавшая ужасов Голодомора 1932-1933 годов, испытала настоящее потрясение во время голодовки 1946-1947 годов. Ужасающие события в первые послевоенные годы разворачивались в Советском Союзе, при этом тяжелее всего пришлось Украине, ну а самые большие испытания, по словам историков, выпали на долю жителей Черновицкой области и Бессарабии.

В памяти многих из нас еще живы рассказы наших родных о том, как жили, выживали и умирали люди от постоянного недоедания. Пик страданий местного населения Бессарабии – на тот период это была территория Измаильской области – пришелся на конец 1946 и первое полугодие 1947 года. Если причины Голодомора тридцатых годов в Украине относят к политическим мотивам, то у трагедии 1946-1947 годов они несколько иные. В данной публикации мы постараемся проследить, как разворачивались события в те годы в Бессарабии, опираясь на публикации областной газеты «Придунайская правда» за 1946 и 1947 годы, а также на материалы Измаильского архива.

Июль 1946 года. В передовице «Придунайской правды» отображается обеспокоенность ходом уборочной. В этот год в Бессарабию пришла сильнейшая засуха. По воспоминаниям некоторых очевидцев, земля рассыхалась настолько, что в ней образовывались трещины шириной с ладонь. Недостаток техники, рабочей силы (в послевоенные годы сплошь и рядом использовался труд женщин и детей), отсутствие надлежащей организации работ и многие другие негативные факторы не позволяли качественно собрать даже имевшийся скудный урожай.

Примечательно то, что на страницах газет того времени совершенно не отображена тема голода, и лишь в некоторых фразах читается горькая картина происходившего. Так, в одной из публикаций в качестве причины некачественной уборки зерновых говорится о том, что злаки в 1946 году получились низкорослые, а технику под их уборку не переустановили. Катастрофически не хватало и самой техники. Главным образом тогда использовались лобогрейки – простейшие жатвенные машины. Не хватало лошадей – они погибали от истощения. Кстати, по этой же причине в колхозах Измаильской области срывались случные кампании. Сельских жителей всячески стимулировали к тому, чтобы они выводили на поля в качестве тягловой силы своих коров. Но, несмотря на это, все же основной объем уборочных работ выполняли косари, а темпы ручной работы были крайне низкими, и кроме этого, как следует из газетных статей, за ходом работ никто особо не следил – все было пущено на самотек.

Тревожные публикации о том, что не должным образом организован обмолот зерна, а также то, что заготовительные пункты Измаильщины не готовы к приему хлеба, уже предвещали трагедию. К негативным моментам можно добавить и факт неподготовки заготпунктов для овощей и картофеля. К примеру, на Измаильском пункте более половины подвалов не имели перегородок-закромов, а больше 500 бочек были не отремонтированы. Это приводило к тому, что люди оставались без овощей и солений на зиму и весну.

И в это же время под постоянной рубрикой «Хлеб – государству» передовицы «Придунайской правды» систематически дают пафосные отчеты о ходе хлебозаготовок в городах и селах Измаильщины. В пример ставятся те населенные пункты, где колхозы и подсобные хозяйства сдали наибольшее количество зерна в закрома Родины. Причем преподносится этот факт как желание самих трудящихся сделать подарок ко второй годовщине освобождения Измаильской области от фашистских оккупантов. Вместе с этим значительные газетные площади отводятся под информацию о ходе суда в Нюрнберге над фашистскими лидерами и их приспешниками.

Надо отметить, что не все бессарабцы поддерживали идею зернозаготовки. О таковых тоже упоминалось в газетах – с категорическим осуждением. К председателям колхозов, которые не проявляли активности в ходе сдачи хлеба, принимались серьезные меры – вплоть до уголовной ответственности.

Таким образом, мы видим, что в одних и тех же номерах газет говорится о неудовлетворительном ходе жатвы, заготовки зерна и в то же время об активно развернувшемся в Бессарабии процессе сдачи хлеба в резервный фонд государства. Историки считают, что собранного урожая людям хватило бы, чтобы прокормить себя в неурожайный год, но все их запасы были отобраны. Создавались специальные бригады, которые ходили по подворьям крестьян и специальным палками-щупьями искали припрятанное зерно. Обездоленные семьи вынуждены были искать себе пропитание где придется.

В январе 1947 года, когда голод усилился, и люди стали массово гибнуть, Измаильский облисполком разворачивает кампанию по поддержке остронуждающихся. Как свидетельствуют документы Измаильского архива, в столовых организовывают питание для детей и взрослых. Так, в одном из документов говорится: «Организовать и открыть в особо пострадавших от засухи селах области до 20 января 1947 года как минимум 20 столовых с контингентом питающихся 80 тыс. человек. Установить питание в столовых минимум один раз в день с отпуском горячих блюд, с одновременным отпуском коммерческого хлеба 100 граммов, а также готовить и отпускать чай, кофе, компот. Установить, что стоимость блюда не должна превышать стоимость продуктов».

Продуктов не хватало, тогда облисполком принимает решение об организации вылова рыбы для питания остро нуждающихся. Рыбакам обещали дополнительное питание. Была разрешена и охота для добычи дичи – тоже для голодающих людей. К сожалению, как это становится понятным из документов, ответственные лица не организовали лова рыбы, за что получили выговор. С высоты сегодняшнего дня такое бездействие выглядит преступным в отношении собственных сограждан.

Голод постепенно перекинулся и на города. В мае 1947 года решением Измаильского облисполкома организовывается питание при городских школах области остронуждающихся учащихся в период с 25 мая по 26 июля за счет выделенных области продовольственных товаров. Питание это было одноразовым, выдавалось первое, второе и третье из расчета норм расхода продуктов на одного ученика в месяц в граммах: супов-концентратов или взамен их крупы – 530, жиров – 300, сухих овощей и картофеля – 530, сухофруктов – 750. При этом в общей сложности облторготдел выдает сухих супов – 4800 кг, жиров 2730 кг, сухих овощей и картофеля 4800 кг, чернослива – 6600 кг.

Для обеспечения хлебозаготовки в 1947 году в качестве стратегической культуры было выбрано просо. Под него было отведено в четыре раза больше площадей, чем в предыдущем году. В конце июля Измаильский облисполком принимает решение о мерах по уборке проса. Сложность состояла в том, что просо после созревания осыпается на корню, а это значит, что убирать его необходимо в кратчайшие сроки. А какие для этого были возможности – сказано выше…

В послевоенные годы немалые трудности испытывали инвалиды Второй мировой войны. В это тяжелое время они были лишены ощутимой помощи государства, с них были сняты льготы. Единственный документ, который удалось обнаружить в отношении этой категории людей в архиве, это решение Тарутинского райисполкома «Об организации в Тарутино артели инвалидов системы Измаильского облкоопинсоюза». С целью трудоустройства инвалидов для артели выделялось 25 га земли под огороды и 2 га – под виноградники.

Самая тяжелая тема – это страдания детей. То, что выдерживали маленькие жители Бессарабии, не поддается никакому описанию и полному осознанию. У меня в руках душераздирающие материалы - архивные документы Утконосовского детского дома. Судя по некоторым записям, в 1947 году (это был год его создания) он носил статус лечебного. Передвижение детей, как дошкольного, так и школьного возраста, из одного сиротского учреждения в другое происходило активно. В Утконосовку направлялись больные дети, здоровые оттуда распределялись в другие детдома. Сохранившиеся справки о смерти свидетельствуют о невыносимых обстоятельствах жизни, в которых оказывались несчастные малыши. Подавляющее большинство умерло от дистрофии. В диагнозах покойных – белковое перерождение всех органов, туберкулез разных органов - легких, шейных желез, прямой кишки и всех органов. Список умерших воспитанников детского дома содержит имена 31 бессарабского сироты. В каких условиях жили эти дети – можно только догадываться. Тем более что в архивных документах есть упоминания о том, что в некоторых учреждениях, где кормили детей, имели место серьезные хищения продуктов. Сироты оказались беззащитными перед постигшим их горем.

Конечно, все происходившее в голодные годы люди воспринимали по-разному. Некоторые, кто остался совсем без пропитания, вынуждены были вступать в колхозы. Специалисты высказывают мнение, что голод стал надежным орудием активизации этого процесса. В это время в газетах пишут о преимуществах колхозной жизни. Для тех, у кого не с чем было вступать в такие хозяйства, был предусмотрен вариант – после принятия в колхоз отработать свой взнос, к примеру, стоимость коня или коровы. То есть часть работ выполнять фактически бесплатно.

Те сельчане, которые до прихода советской власти имели собственное хозяйство и не хотели вступать в колхоз, объявлялись кулаками и эксплуататорами. Таких принудительно выселяли из приграничной зоны в отдаленные области СССР. В архиве есть целый ряд таких решений по отдельным личностям. Об этом мы расскажем в другой публикации.

В годы голода щедрая бессарабская земля опустела: не стало на ней ни зелени, ни животных, ни птиц – все было съедено людьми. Но даже те, кому удалось выжить, потом многие годы страдали от последствий многочисленных заболеваний, вызванных нездоровой пищей. К примеру, поедая мышей, люди заражались теми же опасными болезнями, которые переносили грызуны. Это было страшное время. И хотя еще живы те, кому его довелось пережить, мы все же очень мало знаем обо всем происходившем.

Редакция Бессарабского медиахолдинга приглашает жителей региона поделиться воспоминаниями о событиях 1946-1947 года. На основаниях этих рассказов мы продолжим начатую тему, которая не должна быть забыта.

Автор: Снежана Стрепетова, по материалам архивных данных и газетных публикаций

Тэги: голод голодомор


Поделиться: 
Реклама

® 2019