Лента новостей
Анонсы
Время публикации: 12/12/19 20:54

Руководитель ЧАО «УДП» Алексей Хомяков: «У пароходства есть потенциал. Мы действуем активно и решительно для того, чтобы выйти из сложной ситуации»

Последние полгода Украинское Дунайское пароходство сотрясали скандалы, которые привели к аудиту финансово-хозяйственной деятельности предприятия и смене руководителя. 18 ноября коллективу ЧАО «УДП» был представлен исполняющий обязанности председателя правления Алексей Хомяков. Бессарабский медиахолдинг воспользовался возможностью из первых уст получить ответы на многие вопросы – о «наследстве», оставленном предыдущим руководством, об аудите деятельности предприятия и сегодняшней команде топ-менеджмента, перспективах работы пассажирского флота и Килийского судостроительно-судоремонтного завода. Также Алексей Хомяков прокомментировал ситуацию с охранной фирмой «С.К.О.Р.П», чьи работники на днях пытались перекрыть въезд на территорию пароходства, а сегодня организовать акцию протеста.

– Алексей Валерьевич, 18 декабря исполнится месяц с того дня, как вы приступили к исполнению обязанностей председателя правления ЧАО «УДП». В каком финансово-экономическом состоянии вы приняли предприятие?

– Рад вас приветствовать. Хочу отметить, что я и моя команда всегда открыты к диалогу с трудовым коллективом, журналистами, правоохранительными органами и местными властями. За короткий период моего пребывания в пароходстве был проведен анализ финансово-экономических показателей деятельности компании. К сожалению, вынужден отметить, что пароходство находится в критической ситуации. Исторически так сложилось, что на предприятии эффективно не использовались бизнес-процессы, компания по каким-то причинам была перекредитована – эти проблемы перекочевали ко мне, как к новому руководителю. Задолго до того, как я вступил в должность, пароходство уже было в очень сложной ситуации. Финрезультат 9 месяцев составил убыток 10 млн. грн. Аналогичная тенденция наблюдается и по состоянию на конец года – убыток составит до 27-30 млн. грн. На то есть масса причин. Прежде всего, такая ситуация сложилась из-за того, что у нас есть большой кредит. До конца года мы постараемся сфокусироваться на разрешении таких вопиющих фактов, которые достались нам в наследство от предыдущего руководства. Мы планируем реструктуризировать все задолженности, которые у нас есть, не допуская социальных перекосов. Люди – наш основной актив, и мы готовы бороться за зарплату и те социальные стандарты, которые были ранее установлены, но в то же время мы должны брать во внимание и ту ситуацию, в которой находится пароходство сейчас.

В связи с кредиторской задолженностью у нас образовалась просрочка выплаты заработной платы. В первые же недели мы сконцентрировали усилия на погашении задолженности по выплате заработной платы за октябрь. Точно так же будем планомерно действовать, чтобы сбалансировать денежные потоки и максимально погасить те статьи, которые мы обязаны выполнять перед государством и сотрудниками, естественно, не забывая обязательства перед кредиторами. Нам нужно сохранить репутацию, нам дальше работать и привлекать лучшие кадры в наш коллектив.

– То есть вы считаете, что предприятие жизнеспособно и его возможно реанимировать…

– У предприятия есть потенциал. Мы действуем активно и решительно для того, чтобы выйти из сложной ситуации.

– В августе-сентябре пароходство прошло аудит Министерства инфраструктуры Украины. Известны ли его результаты?

– Я наслышан об этом аудите, но, к сожалению, по непонятным для меня причинам результаты не были оглашены вплоть до начала этой недели. Только во вторник к нам поступили определенные рекомендации. Мы получили от служб пароходства соответствующую информацию и примем соответствующие меры. Пока преждевременно говорить о каких-то выводах, потребуется какое-то время для анализа ситуации. После того как мы изучим информацию, мы сможем подробно прокомментировать результаты аудита. В цивилизованных компаниях это происходит планомерно, понятно и прозрачно для всех стейкхолдеров – для министерства, общества, коллектива. Все заинтересованы в том, чтобы деятельность предприятия приносила прибыль государству и давала возможность сотрудникам получать достойное вознаграждение за свой труд.

– В октябре министр инфраструктуры Украины Владислав Криклий в своем комментарии Бессарабскому медиахолдингу сообщил, что будет назначен еще один, независимый, аудит. Когда его планируют провести и какое именно ведомство проверит финансово-хозяйственную деятельность предприятия?

– Вступая в эту должность, я пообещал министру, что мы будем открыты и всегда готовы к проведению масштабного аудита – не точечного, а на постоянной основе, чтобы деятельность компании была прогнозируемой, понятной для государства и чтобы основные показатели, зафиксированные в финансовом плане, выполнялись. Компания должна быть прозрачна для собственника – министерства, а также иностранных инвесторов. Аудит, о котором мы говорили выше, покрывал лишь часть периода – до 30 июня с.г., я же вступил в должность 18 ноября. В этот период также происходили очень «интересные» события, повлекшие убытки, о которых мы говорили. С министром обсуждалась необходимость проведения аудита всего периода, предшествовавшего моему назначению. О результатах мы будем информировать общественность.

У компании есть ряд так называемых инвестиций или совместных предприятий за границей. Однако в силу юридических ограничений и, в первую очередь, нежелания определенных лиц раскрывать информацию, собственник пароходства – министерство – полноценно не обладал и до сих пор не обладает всей информацией в отношении деятельности западных главагентств УДП и его совместных офшорных предприятий. С Владиславом Криклием мы обсуждали возможность проведения международного аудита. Я работал в компании, которая занималась предоставлением подобных услуг, поэтому мне понятно, для чего необходим аудит по международным стандартам финансовой отчетности. Моя позиция однозначна в этом отношении, мы будем нацелены на то, чтобы после стабилизации финансового состояния Украинское Дунайское пароходство, включая все дочерние компании и главагентства, прошло международный аудит, чтобы у всех было однозначное понимание, что происходит с компанией, какие происходят бизнес-процессы и какие действия будет предпринимать менеджмент компании для того, чтобы привлечь инвестиции и в модернизацию флота, который на сегодняшний день стоит и гниет, и в наиболее оптимальное использование всех ресурсов, которые есть у предприятия.

Помимо этого, в планах – привлечение длинных кредитных ресурсов на 20-30 лет под выгодные проценты для того, чтобы построить новый флот, потому что мы не можем жить только нашим славным прошлым, нам нужно смотреть в будущее. Поэтому повторюсь, аудит по международным стандартам финансовой отчетности критически необходим для предприятия, для коллектива и потенциальных инвесторов. Это будет приоритетом для нашей команды.

За несколько недель у меня не было возможности происпектировать и полностью проанализировать деятельность дочерних зарубежных компаний и главагентств. Возможно, их работа будет переформатирована. Это даст возможность приносить больше дивидендов государству, обеспечивать социальную защищенность, а в первую очередь – это имидж предприятия: чем больше компания будет интегрирована в европейский бизнес-процесс, тем больше у нас шансов быть услышанными и закрепиться на конкурентном европейском рынке.

– В 2017 году пароходство вело успешные переговоры с китайскими инвесторами, в 2018 году Кабинет министров дал добро на сотрудничество, однако предыдущее руководство процесс остановило. Будете ли вы рассматривать восточный вектор инвестиций?

– Предложения любого инвестора, который будет готов инвестировать на выгодных для пароходства условиях, будут рассматриваться, а решение приниматься совместно с министерством. Полемика мнений полезна. Но еще раз повторюсь: на первом месте будут стоять интересы украинского предприятия и сотрудников, на которых мы очень рассчитываем. Персонал играет ключевую роль, но мы, в свою очередь, будем выдвигать требования к качеству работы, в будущем планируем переформатировать мотивационную модель самого персонала. Мы будем находить оптимальную модель взаимодействия с сотрудниками и выстраивать другую мотивацию. Настал тот момент, когда надо начать применять новые методы уже здесь и сейчас – от этого будет зависеть будущее самого предприятия.

– Расскажите о вашей команде. Кто сейчас входит в топ-менеджмент пароходства?

– Топ-менеджмент пароходства пока составляет немногочисленная команда. Это те люди, с которыми мне на определенных этапах профессионального пути довелось пересечься. Я назову только несколько направлений, не называя персоналии. Это люди, у которых есть опыт в шиппинговом бизнесе и опыт взаимодействия с западными партнерами, это внешнеэкономический блок. Сегодня работаем над построением идеальной модели взаимодействия исходя из возможностей, существующих у пароходства на сегодняшний день. Еще в мою команду входят правовой и финансовый блоки. Для начала работы и перезапуска системы, я считаю, этого достаточно. На разных этапах мы будем дополнять команду в зависимости от необходимости и наших возможностей, чтобы все звенья предприятия работали как швейцарские часы и чтобы мы на полном ходу шли к тем стратегическим целям, которые в ближайшее время определим.

 – У нас есть информация, что вы пытались уволить нескольких заместителей из команды Чалого, но возникли какие-то сложности. Они уволены или нет?

– Есть однозначная позиция наша и министерства – с людьми, в отношении которых исчерпан кредит доверия и есть вопросы правового характера, необходимо расставаться. Это решение принято. В первый же день моей работы в пароходстве я подал прошение на имя министра касательно освобождения от выполнения функций членов правления и прекращения дальнейшее трудовых отношений. Все хотят увидеть моментальный результат, но есть требования законодательства и они должны быть соблюдены. Мы четко следуем букве закона, но это решение уже принято, однозначно мы не будем с этими людьми сотрудничать, потому что есть огромный комплекс вопросов, связанный с их деятельностью в прошлый период. Мы не являемся ни судьями, ни прокурорами, это не наша функция, но мы хотим перезапустить механизм управления предприятием и войти в новый год с планами по оптимизации деятельности и дальше строить стратегию развития пароходства.

– Как продвигается договорная работа с владельцами грузов? Ожидаются ли в следующем году изменения?

– С первых днем мы с коллегами углубились в процессы грузовой базы и рассмотрения фрахтовых ставок, ознакомились с результатами аудита, который показал узкие места компании. Позиция нашей команды по этим вопросам однозначна: мы будем искать те грузы, которые дают наибольшую маржинальность, которые принесут быструю прибыль пароходству. Мы анализируем ситуацию со всеми видами грузов, которые перевозились и потенциально будут перевозиться в 2020 году, но, например, по окатышам возникают определенные сложности вследствие того, что есть коньюктурные особенности, где производитель должен принимать во внимание цены на мировом рынке, потому что это непосредственно приводит к понижению фрахтовых ставок.

С нашей стороны делается все возможное, чтобы привлечь грузы с наиболее выгодными фрахтовыми ставками. Никакой паники нет, проводится системная работа, мы входим в 2020 год с определенной уверенностью, надеемся, что у нас будет работоспособный флот, обеспеченный загрузкой. Все остальное – это вопрос переговоров. Мы нацелены на то, чтобы Украинское Дунайское пароходство было всегда в рынке и приближено к максимальным фрахтовым ставкам. Мы намерены произвести ремонт флота, но для этого нам надо построить правильную систему закупок, которую мы намерены реформировать в соответствии с международными стандартами, которые уже сейчас в государственном секторе начинают использоваться, например, в "Укрзализныце". Мы будем внедрять бизнес-процессы, которые отсекут все перекосы, существовавшие до этого.

– Вы затронули тему ремонта флота. При прошлом руководстве был явный перекос. Журналисты Бессарабского медиахолдинга отслеживали через Прозорро, что практически все заказы отдавались сторонним организациям, а Килийский судостроительно-судоремонтный завод, который входит в структуру Украинского Дунайского пароходства, в это время простаивал. Какое у вас видение работы Килийского завода?

– Из-за определенных производственных ограничений мы не можем весь флот пароходства ремонтировать на КССРЗ. Также мы должны исходить из лучшего предложения по цене, качеству и срокам выполнения работ. Мы будем диверсифицировать проведение ремонта исходя из предложений рынка. Конечно же мы будем рассматривать возможность ремонта на килийском заводе, учитывая его возможности и качество работ. Мы будем изыскивать возможности привлечения финансирования в килийский завод, возможно, с полной модернизацией для того, чтобы в дальнейшем полноценно его загружать, не забывая о наших партнерах, с которыми УДП традиционно сотрудничает. Будем концентрироваться на поиске баланса между интересами компании и завода. Я недавно говорил с руководителем КССРЗ о том, что не нужно сидеть и ждать заказов от УДП, надо искать сторонние заказы. Возможности завода по инвестированию и переоснащению основных фондов имеются, но нужно привлекать сторонние заказы. Каким образом это делалось ранее, большой вопрос. Мы будем изыскивать возможность, чтобы максимально загрузить КССРЗ; в то же время сам завод должен действовать как самостоятельное предприятие и с помощью сторонних заказов обеспечивать себя работой.

– Заключены ли контракты на фрахт пассажирского флота? Сколько теплоходов зафрахтовано на 2020 год? Кто фрахтователь?

– Я бы рассматривал работу пассажирского флота в проекции как истории, так и будущего. Моя позиция однозначна – я за то, чтобы между УДП, как судовладельцем,  и фрахтователем не было никаких посредников, которые съедают и без того небольшую доходную часть. Поэтому мы будем искать оптимальную модель, которая позволит вывести наш пассажирский флот, несмотря на его преклонный возраст, на прибыльность, и максимально продолжить срок его эксплуатации. Пассажирскому флоту пароходства  порядка 50 лет, мы должны объективно смотреть на то, что у каждого агрегата и механизма есть свой жизненный цикл. Но пользуясь тем, что суда в достаточно неплохом состоянии, мы будем стараться как можно дольше их эксплуатировать. В 2020 году мы изыщем возможность провести ремонт и подготовить суда к навигации.

На сегодняшний день заключены договора с западными партнерами, однако навигация предыдущих лет  подлежит большому анализу не только с нашей стороны, но и со стороны Министерства инфраструктуры. Кстати, это один из пунктов, который был поднят в аудите. Мы проведем глубокий анализ финансово-экономических показателей предыдущих навигаций и определимся, что нам выгодно – продолжать договорные отношения сейчас или искать более выгодные инструменты, поскольку, повторюсь, срок эксплуатации пассажирских теплоходов уже вышел дважды, надо принимать и это во внимание. Надо понимать, что с каждым годом ремонты требуют все большего финансирования. Предприятие в нынешнем его состоянии не может себе позволить  инвестировать огромные средства в поддержание устаревшего флота. Пассажирские перевозки на Дунае – очень конкурентный сегмент, многие европейские операторы выпускают на линии новый модерновый флот, который не сопоставим с нашим по качеству и стоимости услуг. Мы в этом сегменте не можем конкурировать, и это тоже надо принимать во внимание.

Подведу итог: пассажирский флот еще может приносить доход, но нужно полностью пересмотреть эргономику и экономику его эксплуатации. Мы должны найти оптимальный баланс, взвесить все «за» и «против» и все-таки выйти на точку прибыльности, а не убытков, как это было последние два года. Вопрос загрузки пассажирского флота в данном ценовом диапазоне является достаточно спорным. Отсюда должен вытекать ответ на вопрос, стоит ли нам вкладывать колоссальные средства в реновацию флота, поскольку есть проблемы конвенционного характера. В Евросоюзе принят ряд конвенций по использованию низкосернистого топлива, вступает в силу ряд ограничений по балластным водам, это требует переоборудования и дополнительных крупных инвестиций. Сложилась очень неоднозначная ситуация. Что мы можем технически предложить, если теплоходы строились по нормам пятидесятилетней давности? Баланс интересов должен быть выдержан. Мы не отказываемся от эксплуатации пассажирского флота, но ищем оптимальную модель инвестиций, которая будет определена в ближайшее время.

На страницах некоторых местных интернет-изданий прошла информация о том, что у пароходства есть задолженность перед охранной фирмой «С.К.О.Р.П» и из-за этого ее работники не получают заработную плату на протяжении трех месяцев. Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию.

– Я принял предприятие в плачевном финансово-экономическом состоянии. Указанный вами контрагент, как и многие другие наши партнеры, находится в одинаковой позиции, в отношении накопленной пароходством кредиторской задолженности. Мы, принимая во внимание договорные отношения, настроены на правовой метод решения вопросов. Мы не совсем понимаем действия, которые наблюдали на днях, когда собралось определенное количество людей и блокировало входы на предприятие. Я понимаю, что есть определенные вопросы, тем не менее, я намерен рассматривать подобные действия как нежелание выстраивать какую-то модель взаимоотношений. Хочу напомнить, что данные сотрудники не являются сотрудниками УДП. Взаимоотношения двух предприятий должны быть урегулированы в правовом поле. Ответственность за невыплату заработной платы лежит непосредственно на работодателе, и это очевидно. Пользуясь случаем, я обращаюсь к работникам охранной фирмы «С.К.О.Р.П» и прошу их обращаться непосредственно к своему работодателю.

Что касается охраны, мы рассматриваем несколько вариантов выработки оптимальной модели взаимоотношений, чтобы не допустить таких перекосов, как хищение имущества, чтобы не имели место внештатные ситуации, которые случились при охране внешними подрядчиками. Нам уже приходилось назначать расследования и этому относительно недавнему событию будет дана правовая оценка.

Какие радикальные шаги Вы намерены предпринять для стабилизации ситуации в УДП? В частности, ждут ли коллектив непопулярные меры, например, оптимизация численного состава береговых подразделений, сокращение длительности рабочей недели  так далее?

– За две-три недели невозможно погрузиться в ситуацию полноценно и сразу же выстроить оптимальную модель или стратегию развития. Мы будем оптимизировать все расходы насколько это возможно и исходить из интересов предприятия. Учитывая те стратегические направления, которые озвучивал министр и те, которые прописаны в Стратегическом плане развития предприятия на ближайшие годы, мы выработаем модель поведения и примем решение. Это касается и оптимизации персонала и, в том числе, расходов. Мы должны выработать модель, при которой мы не подведем персонал пароходства, чтобы не возникали внештатные ситуации по задержке зарплаты и соблюдались социальные гарантии. Гарантирую, что мы не будем принимать огульные решения или рубить с плеча только потому, что кто-то кому-то оказался неугодным. Это вопрос комплексного подхода и не одного дня. Первое, что мы сделаем, – это оптимизация расходов, которые сейчас существуют для эксплуатации флота и всех активов предприятия,  только после этого, возможно, будем пересматривать численность персонала. Это вопрос определенного компромисса и извечного диалога.

– Алексей Валерьевич, с какими словами вы бы хотели обратиться к коллективу?

– Уважаемые работники пароходства! Я понимаю, насколько в последнее время вы все ожидали перемен. Новая команда, поверьте моим словам, пришла, чтобы эти перемены осуществить. Мы настроены, чтобы предприятие работало и приносило прибыль, чтобы стратегические процессы, которые мы планируем запускать, были начаты уже в следующем году и надеюсь, что первым толчком будет привлечение инвестиций для строительства нового флота. Я прошу всех сотрудников запастись терпением, с пониманием отнестись к ситуации, которая сложилась. Верьте в себя и в пароходство.  Как бы пафосно это ни звучало, Украинское Дунайское пароходство имеет стратегическое значение для государства, это уникальные ворота в Европейский союз, это уникальная возможность заявить ЕС о своем существовании и прославить наш край, развивая предприятие и привлекая сюда инвестиции.

– Спасибо вам за интервью. Коллектив Бессарабского медиахолдинга искренне желает команде пароходства удачи, мы надеемся, что ситуация на предприятии в скором времени стабилизируется.

Автор: Алена Ходарченко, Наталья Слободяная, Юрий Слободяный

Тэги: пароходство УДП аудит экономика теплоход фрахт руководитель


Поделиться: 
Реклама

® 2019