Лента новостей
Анонсы
Время публикации: 20/05/20 18:57

Негромкий подвиг измаильских зоозащитниц

На улице Пушкина, недалеко от «Копейки», под проливным январским дождем мыкал горе бездомный серый кот. Он лежал, уткнув в землю мордочку, обезображенную подкожным клещом. Бедолага смирился с тем, что не нужен никому и не надеялся на чью-то помощь – просто дрожал от холода и плакал. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы страдальца не подхватили женские руки и не повезли в клинику на лечение. Коту дали имя Пепел. Уход и полноценное питание превратили его в шикарного мурлыку с интеллигентными повадками и магическим взглядом.

А вот другая история. Апрель, набережная в крепости, глубокая ночь. Девушка, узнав из соцсети об умирающем псе, пришла его искать. Обнаружив страдальца под обрывом, она взяла его на руки и отнесла домой. Челюсть у собаки оказалась разбитой, уши, в которые ему вливали смолу, были поражены некрозом. Утром горемыку повезли к доктору, который назначил лечение. Песика назвали Бимом. Со временем раны зажили, он стал чувствовать себя счастливым и вновь поверил людям.

 

В Измаиле подобных печальных историй со здоровым концом – сотни. Попав в беду, животные выживали лишь благодаря заботливым рукам и отзывчивым сердцам горожан.

С целью объединить усилия в оказании поддержки четверолапым в городе были созданы зоозащитные организации. Сейчас их две – «Котопес» и «Четыре лапки». Толчком к зоозащитному движению послужил поджог, произошедший в ночь на 13 июля 2013 года во дворе пятиэтажных домов за гостиницей «Измаил». Сгорел мини-приют для бездомных животных. Нелюди ночью закрыли деревянные домики с котами и собаками, облили их бензином и подожгли. На следующий день собралась инициативная группа, поставившая целью создание в городе приюта для животных. В эту группу входила и Мила Мараховская – основательница общества «Четыре лапки».

Журналист Бессарабского медиахолдинга встретилась с волонтером. Общение прояснило многие моменты деятельности измаильских зоозащитников, но все же главным «зерном», вынесенным из разговора, стало осознание неподдельной любви этих людей к обездоленным существам, их искреннего стремления выложиться по максимуму, но спасти живую душу.

 «Четыре лапки» – это десять женщин, чутко реагирующих на страдания животных. Они оперативно связываются друг с другом в случае появления в каком-то из районов города очередного несчастного. Не у всех есть свой автомобиль – чтоб отвезти бедолагу домой или в клинику, приходится вызывать такси. Квартира или дом волонтера – это мини-приют, в котором живут около двух десятков животных. Расходы на приобретение корма, наполнителей, моющих средств, лекарств оплачиваются из семейного бюджета. Животных оставляют у себя по двум причинам. Первая – не всем после передержки удается найти хорошую семью. А вторая – к бездомышам привыкают и отдать их уже не в силах.

 «Почему многие наши девочки – волонтеры не могут расстаться с некоторыми своими подопечными? Умом понимая, что надо освобождать места другим хвостикам, также нуждающимся в нашей помощи, не можем через себя переступить и отдать то, что так дорого во всех смыслах. Бессонные ночи, слезы, нервы, паника и страх за их жизни. И когда ты понимаешь, что можно расслабиться, и твой питомец здоров, и можно искать ему семью, приходит осознание того, что расстаться с ним ты уже не можешь. Что вы как одно целое. Что нет таких рук во всем мире, как у тебя. И у тебя на ПМЖ остаётся очередной хвост», – пишет в одном из постов Мила.

Кроме «домашних» животных, волонтеры кормят ежедневно и тех, что живут на улице. К примеру, у Милы Мараховской в целом на содержании около полусотни котов.

Каждый новый подопечный получает имя, которое его обособляет и придает значимости.  Волонтеры «Четырех лапок» нарекают подопечных ласково и звучно. Фанечка, Зимушка, Зефирка, Пепел, Капа, Лобстер, Эльза, Монро, Лали, Лизавета, Мурочка, Няша. Женская фантазия неиссякаема.

Финансирование деятельности волонтеров основано исключительно на людском милосердии. Когда появляется очередной «SOS» – животное, нуждающееся в серьезном медикаментозном лечении или хирургической операции, на Facebook в группе «Общество защиты животных «Четыре лапки»» волонтер объявляет дляа него сбор денег. Люди жертвуют по мере возможностей. Автор поста благодарит каждого и указывает собранную сумму. После врачебных манипуляций в качестве отчета публикуются счет из клиники и фото пациента. Мила Мараховская признается, что просить деньги ей стыдно, но брать их больше негде.

К сожалению, количество участников группы относительно невелико, финансами делятся в основном одни и те же люди. Часть денег поступает и из-за границы: один из друзей волонтеров, проживающий в Канаде, ежемесячно перечисляет 100 долларов на стерилизацию, а другой из Германии погашает долги в клинике.

До карантина финансово было легче. Тогда малышей выносили в манеже на Пушкина. Люди не только разбирали бродяжек, но и бросали деньги в бокс. Собранные средства шли на корм. Во время карантина раздавать животных можно только через соцсеть. Бокс для сбора денег находится в зоомагазине «Оазис» на улице Авраамовской, рядом с центральным рынком, но о нем знают немногие.

Волонтеры не имеют возможности подбирать всех бездомных животных. Взрослых и здоровых кормят в местах их обитания. Забирают лишь малышей и тяжело больных – тех, что без помощи человека не выживут. Поражает то, насколько высоко волонтеры ценят жизнь беспородной собаки или кота. Они борются за него до тех пор, пока есть не то что ниточка – паутинка надежды.

В начале апреля Мила Мараховская написала пост про рыжего кота Гарфилда: «Это наш сегодняшний новый SOS! Я назвала его Гарфилд. Мне позвонили люди, к которым вчера приполз этот бедолага, и попросили помощи. Я не устану говорить СПАСИБО клинике ВетАлекс! Несмотря на загруженность, девочки меня приняли! Иначе кот умирал бы в страшных муках в холодном сарае. Итак, болевой шок, кровотечение в полости мочевого пузыря, множественные сгустки крови. Две пули – одна в брюшной полости, вторая – в бедре. Перелом позвоночника в хвостовом отделе – хвост мертвый. Внутрисуставной перелом правой конечности, то есть лапа в хлам. Перелом таза, гематурия. Гарфилд тяжёлый. Прогноз неблагоприятный. Оставила его в клинке. Если до завтра доживёт, будем вместе с врачами понимать, с чего начинать. Пока его мощно обезболили и укололи антибиотик. Если Гарфилд – боец, он будет жить!».

Женщина до последнего надеялась, что несчастного удастся спасти, об эвтаназии не хотела и думать. Однако ветврачи после тщательного обследования пришли к заключению, что шансов у кота нет. И поскольку животное страдало от сильной боли, его пришлось усыпить. «Гарфилда больше нет. Огромное спасибо всем, кто отозвался на беду этого милого котика. Завтра выложу счета. Сейчас полное опустошение, и слова не подбираются к посту... Беги, милый, тебе уже не больно», – написала Мила после смерти Гарфилда.

«К сожалению, не всегда понятно, будет животное жить или нет, поэтому даешь время. На этот шаг очень тяжело пойти, даже понимая, что животное очень тяжелое, и шансов у него нет. Получается, ты принимаешь ответственность – лишаешь существо жизни, принимаешь решение за него. Поэтому всегда хочется дать какой-то шанс», – делится Мила.

Нельзя не отметить отношение владельцев и сотрудников частных ветеринарных клиник «VetAlex» и «ZOOline» к пациентам, привозимым волонтерами. К грязным заморышам с улицы эти люди относятся в той же степени внимательно, что и к породистым домашним любимцам. Тяжелых по состоянию животных принимают вне очереди, часто лечат в долг, делают скидки. Ветврачи этих клиник – настоящие профессионалы и люди с большим сердцем. Доходяг они вытаскивают с того света, превращая их в жизнерадостных красавцев.

Велика доля участия и простых измаильчан в судьбах бездомных животных. Неравнодушные горожане находят возможность вносить посильный вклад. Одни жертвуют деньги, делятся кормом, другие что-то мастерят своими руками. Как, например, Анастасия, которая шьет уютные лежачки.

Не остаются безучастными и некоторые таксисты – узнав о том, что пассажир везет животное в клинику, чтобы спасти ему жизнь, отказываются брать деньги. Но самой большой радостью для зоозащитниц остаются «хорошие руки» – семья, готовая с их питомцами разделить кров. В результате животное получает любящих хозяев, а человек – преданного друга, компаньона, надежного охранника.

Прежде чем начать поиск хозяина, животное обрабатывают от блох, паразитов, приучают к лотку, взрослых собак и котов стерилизуют. Мила Мараховская рассказывает, что «ребенка» отдают не в каждые руки. Предварительно беседуют с человеком, задают ему вопросы. Расставаясь с «хвостиком», непременно записывают контакт «родителя». Волонтеры просят присылать фотоотчеты. Добрые весточки от питомцев – бальзам на душу, сильнейшая мотивация продолжать свое дело дальше.

«Было – стало», – так начинает некоторые посты Мила Мараховская. В них она размещает изображения грязных замученных «скелетиков» рядом с фото холеных любимчиков семьи, в которых они превратились.

Больных, покалеченных животных берут крайне редко, но и такое случается. К примеру, рыжего «спинальника» по имени Костик забрала Лариса – хозяйка частного приюта в Шабо Белгород-Днестровского района. Сейчас в обретении семьи нуждаются два рыженьких котенка. Малыши жили с матерью в подвале, из-за царившей там антисанитарии их глазки уничтожил хламидиоз.

Бывает, людям сложно понять зоозащитников, некоторые считают, что уничтожать бродячих животных – лучшее решение. Волонтеры же видят ситуацию иначе – каждая душа пришла в этот мир, чтобы жить. «У нас мозги повернуты немного по-другому. Когда видишь, что животному плохо, чувствуешь эту боль на себе. Я не могу иначе, это наша жизнь и ее смысл», – мягко, но уверенно говорит Мила Мараховская.

Смысл зоозащитнической деятельности трогательно показали волонтеры российского приюта Бирюлёво в клипе «Собачья жизнь – наш ответ Иосифу Кобзону». Кадры этого ролика актуальны и для Измаила, разница лишь в том, что в центре Придунавья нет ни одного приюта для животных, а эту ношу взяли на себя и безропотно несут простые горожанки, именуемые волонтерами.

Автор: Алена Колесник

Тэги: Измаил волонтеры зоозащитники животные


Поделиться: 
Реклама

® 2019